Мочалова (Захарова) А.П.

Воспоминания
 Мочаловой (Захаровой) Антонины Павловны,
жительницы поселка Бавлены

Я родилась 3 июля 1920 года в деревне Барыкино. Образование у меня – всего 4 класса – два года училась в деревне Лычево, а затем еще два – в деревне Богданиха.

Приходилось помогать родителям – они работали в колхозе. Работали от зари до зари. Затем закончила 7 классов в Кольчугино, номер школы не помню. Я была старательная и способная – меня перед войной поставили продавцом в магазине от хлебокомбината. На хлеб была цена разная – за 85 копеек – похуже, но этого дешевого хлеба на всех не хватало, и по-дорогому – за 2 рубля буханка.

22 июня 1941 года в ларьке таким хлебом и торговала, а что проходило еще в этот день – не помню, так давно это было…

Запомнилось, как Кольчугино первый раз бомбили немецкие самолеты. Бомбили днем. Ко мне в ларек за хлебом был огромная очередь, все побежали прятаться. А мне бежать нельзя, в ларьке хлеб, бросить его не могу – это дело подсудное. Так я просто за ларек спряталась и там сидела до окончания бомбежки. В Кольчугино прямо в церкви была поставлена зенитная установка. Она била по немецким самолетам.

В начале войны стали нас брать на окопные работы: месяц рою окопы (у Амурхиной будки), месяц работаю на хлебокомбинате. Во время бомбежек так в окопы и прятались.

Зимой 1942 года вместе с другими отправили меня на трудовой фронт в Гаврилово-Посад: пилили лес. Сначала оставляли высокие пеньки, чтобы танки не прошли, а потом уже пилили подчистую. Опять рыли окопы (тоже на месяц).

Весной 1942 года я взяла на хлебокомбинате расчет и стала работать в колхозе в д. Барыкино на скотном дворе телятницей. 170 телят вместе с напарницей обихаживали. Все работы делали вручную: жали, косили, таскали воду. Вывозили навоз. Председателем тогда был Лавров (не помню ни имени, ни отчества). Проработала я в колхозе до самой пенсии.

Во время войны было голодно, с поля собирала украдкой колоски в сумку (за это наказывали) и дома молола на меленке, пекли лепешки. Спичек во время войны не было, огонь разводили при помощи камушков – искры выбивали. Не жили, а мучались.